Вторник
25.02.2020
01:47
Категории раздела
Моя книга [32]
Вход на сайт
Поиск
Поблагодарить
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Путь Йога

Моя книга


Кольцо силы.

После работы в лаборатории я опять перешёл к доктору А., где работали целители и массажисты. После небольшой подготовки я начал им помогать, а потом и принимать сам. Работали там замечательные люди. Они уже давно в этом варились и много знали и умели, но, тем не менее, не смотрели на меня свысока, а по-дружески помогали и подсказывали в сложных ситуациях. За время работы я многое узнал и многому научился. Со временем приходила и уверенность. А дома, перед сном, я уходил в медитацию, и уже тогда начал летать. Сначала по комнате, а потом и по городу. Иногда получалось залетать и в далёкие страны. Тогда я летал по собственной инициативе, мне было просто интересно, и это дело я очень любил. Это чувство лёгкости и свободы не измерить земными мерками.

   Сначала я не хотел об этом писать, но сейчас пришёл к выводу, что это просто необходимо.

   У меня была одна пациентка с кистой. За три сеанса я сжёг кисту, и снимки это подтвердили. Мне часто доставались кисты, т.к. моя энергия подходила для сжигания этих образований. Это сказал руководитель центра, и при распределении людей, обратившихся за помощью, этих людей направляли ко мне. Так вот, эту женщину звали Людмила. Уже во времена начала перестройки, ей принадлежала сеть магазинов Питера. Но это я узнал уже позже. А пока, после очередного рабочего дня, ко мне в кабинет заходит она, и благодарит за проделанную работу. Прошла обследование, и врачи недоумевали: куда делась киста? Уже была назначена операция. Врачи пришли к заключению, что кисты не было, а то, что поставили такой диагноз, было ошибкой. А снимки – неисправность аппарата. Она не сказала врачам, что прошла лечение в сомнительном учреждении.

– Я хочу отблагодарить тебя за это чудо и приглашаю поужинать со мной. Я хочу узнать больше об этих энергиях. После работы уже не до чего не было дела, и мы договорились, что завтра у меня выходной, мы встретимся и поужинаем.

В назначенное время я вышел из дома, где во дворе меня ждал мерседес. Я до этого ни разу не ездил на иномарках, т.к. они только появлялись в стране и только у людей очень обеспеченных. В машине был один водитель. Я сел на переднее сиденье, поздоровался. В ответ получил ожидаемый привет, и на этом наш содержательный разговор был окончен. В руках этого верзилы руль казался игрушечным. Очевидно, что много говорить не входило в его компетенцию. Резкие ускорения машины приятно вдавливали меня в кожаное кресло. Доехали мы быстро. Оставив машину у подъезда, мы подошли к двери. Нажав кнопку вызова, водитель развернулся, и молча, пошёл к машине. За дверью щёлкнул электронный замок, я потянул за ручку, дверь открылась, и я зашёл в просторный коридор. Пройдя метров десять, я увидел две двери: слева и справа. Правая дверь открылась и на пороге показалась Людмила. Одета она была скромно: фирменные джинсы и блузка, но всё было подогнано безукоризненно к её идеальной фигурке. Понятно, что такие идеальные формы можно сохранить, только регулярно посещая спортзал, хотя возраст у неё был примерно такой же, как у меня, ну может чуть меньше. Она постоянно улыбалась и говорила, чтобы я чувствовал себя как дома, и что её скромное жилище к моим услугам. Хотя «скромнее» жилища я ещё никогда не видел. Сделав вид, что нисколько не тушуюсь и чувствую себя очень комфортно и непринуждённо. А что бы не разглядывать всё, раскрыв рот, я сделал вид, что проверяю обстановку на предмет энергетики, расположение мебели. После чего сделал вывод, что всё очень гармонично, правильно, и комфортно. Это «скромное» гнёздышко располагалось в двух уровнях, соединённых шикарной лестницей из дуба. Первый этаж был представлен в виде буквы П, без каких-либо перегородок: гостиная плавно перетекала в кухню, и за поворотом всё заканчивалась ванной комнатой, вернее сказать, ванным залом. А ванна больше напоминала маленький бассейн, к которому примыкал стол во всю длину ванны, закруглённый с внешней стороны. В гостиной был накрыт стол. Сразу бросается в глаза профессионализм, с которым был оформлен стол. Понятно, что это делала не она, а профи из какого-то ресторанчика, которые привезли всё это великолепие, и накрыли на стол. Это было то время, когда палку колбасы можно было купить, отстояв километровую очередь, на что я был не способен в принципе.

   Она мне рассказала про свою «тяжёлую» жизнь, и что это всё ей досталось после того, как полгода назад убили её мужа, после чего и начались проблемы со здоровьем. Да, её тренированное тело было способно пропускать большие энергии, но так как она жила только в физическом мире, энергии в неё вливалось мало.

  Мы сели за стол, я налил вина, выпили чисто символически, за здоровье и за знакомство. Я давно не ел таких вкусностей, так что для меня это был настоящий пир. Последнее время я вообще вёл такой полу аскетический образ жизни, настраивая себя на то, что еда должна быть скромной. Пришлось приложить некоторое количество волевых усилий, чтобы не обожраться, как голодному бобику. Я ей рассказал, как докатился до жизни такой, и что другой жизни для себя и не представляю, что почувствовал жизнь в полном объёме только после того, как на меня обрушились эти энергии. Можно сказать, я заново родился, и удивляюсь: как я жил до этого? Делал вид, что живу, в то время, когда душа изнывала и терпеливо ждала, когда же я наконец-то проснусь.

  Она слушала с неподдельным интересом всё это излияние, а потом сказала:

– На сеансе я чувствовала вибрацию в больном месте, потом эта вибрация распространялась по всему телу, и было так приятно, такое сексуальное возбуждение, что мне хотелось просто обнять тебя и прилипнуть намертво, хотя ты меня даже не касался. Я не сделала это, но пообещала себе, что сделаю это позже. Я достаточно прожила и думала, что это всё в прошлом, когда бессонной ночью, думаешь о ком-то, и мечтаешь заключить его в свои объятия. Не убивай во мне эту мечту, скажи, что позволишь мне это.

Я сидел ошеломлённый и разглядывал в своей руке бокал с красным французским вином. С одной стороны, я предполагал, что этот вариант имел право на существование; но я не думал, что это будет так неотвратимо, и прямо в лоб. Все пути были отрезаны и мосты сожжены. За какие-то мгновения в моей голове пронеслись целые толпы судорожных мыслей, и наступила тишина. И в этой тишине, как будто кто-то за меня спокойно сказал:

– Я обещаю тебе значительно больше, чем ты можешь себе представить.

И я сам, на мгновение, испугался своих слов. Но это было всего лишь мгновение, потому что я понял их значение и понял, что надо делать. Надо выйти из этой ситуации с достоинством, не уронив высокого звания йога, не размениваясь на пошлости и бытовуху. У меня уже был опыт, когда некоторые люди на моих сеансах летали, и потом рассказывали мне об этом.

Мы, как по команде, встали из-за стола. Она подошла ко мне и буквально, прилипла к моей груди. Я, естественно обнял её, и мы долго стояли. И было такое чувство, что мы растворились друг в друге. Никакой границы, между нами, не существовало. И своим внутренним зрением, я видел абсолютную голубизну пространства, в котором мы висели. Опять, как по команде, мы разомкнули объятья. Она, опустив голову, прошла мимо меня, и я, опомнившись, проследовал за ней. По её неуверенной походке было видно, что она находится в состоянии медитации. Но подойдя к ванной, она тряхнула головой, открыла кран и спросила:

– Тебе нравится моя ванна?

Да, эта женщина умела владеть собой.

Я уже не помню, что я ей ответил, потому что мой мозг был уже занят геометрией: я строил кольцо силы. И я увидел, как его создать.

    А между тем, ванна наливалась. Я присел на диванчик, и молча, наблюдал за происходящим. Людмила подошла к журнальному столику, на котором стояла вазочка с букетом роз. Она вынула из букета две розы, прижала их к лицу и подошла к ванной. Неспеша она отрывала с них лепестки и лёгким движением отправляла их в ванну. Лепестки ложились на поверхность воды и дрейфовали, подчиняясь течению. Я как завороженный смотрел на этот процесс. Наконец-то лепестки кончились. Она подошла к холодильнику и пачка сока, поменяв дислокацию, перекочевала на столик, примыкающий к ванной. Туда же отправились два стакана. Картина становится настолько ясной, что яснее не придумаешь. И за всё это время она ни разу не взглянула на меня, как будто меня вообще здесь нет. Но наличие двух стаканов говорили о многом. Затем щёлкнула клавиша магнитофона и тишина, как вакуум, наполнилась густыми звуками тихой, медленной музыки. Хорошая акустическая система распределяла её равномерным слоем. Опять же, не глядя на меня, она стала раздеваться. И не было в её движениях никакой наигранности. Как под гипнозом, плавно, механически, она складывала одежду на спинку кресла, стоявшего около журнального столика. Когда последняя деталь гардероба приземлилась на кресло, так же медленно, она пошла к ванной. Переступив через борт, так же медленно погрузилась в воду. И вот теперь она посмотрела на меня:

– Тебе что? Особое приглашение нужно?

Повинуясь року, и поддерживая замысел не видимого режиссёра, так же медленно и молча, я проделал то же самое. В конце концов мои вещи заняли другую спинку того же кресла. Медленно я пошёл к ванной, и заметил, что она, не отрываясь, смотрела на меня. Погрузившись в воду, я поднял на неё глаза. Мы смотрели друг на друга и молчали. Она ждала, что буду делать я. И я нарушил молчание и понёс какой-то бред:

– Вода, это та субстанция, которая объединяет нас. Мы состоим в основном из воды. Вибрации в воде передаётся практически без затухания…

– Налей мне соку.

Неожиданно сказала она.

Встав на колени, я налил сок в два стакана, и, сделав несколько шагов на коленях, протянул ей один.  Взяв трубочку со стола, она опустила её в стакан.

– Так о чём ты там говорил?

Я понял, что она меня даже не слышала. У неё было такое состояние, что говорить что-то просто бессмысленно. Синхронно отпив из стаканов, мы поставили их на стол. Длинна ванны была такой, что сидя напротив, мы упирались ступнями. Сложив ноги в полу лотосе, я, оттолкнувшись руками, переместился ближе.

– Скрести ноги перед собой – сказал я. Она повиновалась.

– Теперь дай мне руки.

Она протянула мне руки, не отрывая взгляда. Я взял её руки, чуть-чуть подтянулся, и наши колени упёрлись.

– Закрой глаза.

И когда её глаза закрылись, закрыл свои. Я сосредоточился на первой чакре. (Я намеренно умалчиваю об одном ментальном действии.) И на удивление быстро, началось расширение. Вибрация усиливалась так быстро, что стало даже страшно. Казалось, что вся вода в ванной вибрирует в унисон со мной. Вибрирующий комок дошёл до солнечного сплетения. И тут я почувствовал, что её ноготки впились мне в ладони: кольцо замкнулось. Я ни разу ещё этого не делал. Я знал, что такое кундалини, и как жёстко она работает в человеке. Но здесь неожиданно, даже для меня, к этой жёсткой вибрации подключилась ещё какая-то сила, идущая из земли. Она смягчила кундалини, сделала её всеобъемлющей. Душа сжалась в маленький комочек и, замерев, резко расширилась, поглощая нас, ванну, и всё вокруг. В глазах голубизна сменилась золотым салютом. Огромная жар-птица кружила вокруг в каком-то сумасшедшем вихре. Наши тела были одним целым, души слились в одну субстанцию, которая, то расширялась, то сжималась в точку. Я забыл, что надо дышать, вода вокруг нас кипела. Время остановилось…

   Не знаю, сколько мы пребывали в этом абсолютном экстазе, но когда-то всё заканчивается. Я ощутил, что сижу в ванной, что не могу разжать пальцы, намертво сцепленные в замки. Потом начало вырисовываться её лицо, глаза, почти прозрачные, почти лишённые радужки, губы, в какой-то бессмысленной улыбке. Мыслей ещё не было. Мозг, казалось, забыл, что умеет думать. Только одно слово крутилось в голове: отходняк…

   Мы медленно разжимали онемевшие пальцы, и когда, наконец-то мы сделали это, из моих ладоней заструилась кровь. Её коготки прорезали кожу на моих ладонях и вонзились в плоть. Пока ранки были сжаты, кровь не текла, а теперь окрашивала воду. Боли не было. Мы смотрели друг на друга, как будто впервые встретились. Рисуя кровавые разводы по краям ванны, потихоньку я отодвигался назад, и когда почувствовал спиной опору, вытянул ноги и расслабился.

– С возвращением. Поздравил я её.

Она медленно приходила в себя. Радужка уже начала темнеть, взгляд становился более осмысленный. Переведя взгляд на мои ладони, сказала:

– Прости, я не хотела, а ты мог бы на работу одевать рукавицы. Не соблюдаешь технику безопасности.

В таком состоянии она ещё не утратила чувство юмора? Сильная женщина. Тантра, сама по себе – это сила, а тантра плюс кундалини, да ещё в кольце силы – это что-то невероятное. Невозможно описать словами всю гамму чувств, которая наполняет две маленькие души, слившиеся в единое целое, и вместившие в себя всю вселенную. Встать ещё невозможно, тело ещё не слушается. Мы сидели и потихоньку приходили в себя. После такого эмоционального подъёма, можно неделю ходить и всё время вспоминать эти ощущения. Через минут десять мы поднялись и пошли делать мне перевязку.

– Больничный мне будешь оплачивать, я же работать не смогу.

    Мы сидели за столом, и пили чай с пирожными. Людмила описывала то, что пережила. Оказалось, что мы с ней видели и чувствовали одно и то же, в том числе и жар-птицу. К примеру: если три наркомана вмажутся, и будут, сидя рядом, ловить кайф, то каждый из них будет видеть разные картины потому, что у каждого в голове свои «тараканы». А в нашем случае было такое единство, что единым стало всё. Разбор полётов прошёл успешно.

- Если я буду жить сто лет, то до последнего дня буду помнить это. Наверное, нет в мире ничего прекраснее, чем то, что я пережила. Спасибо тебе за всё, ты не представляешь, что ты для меня сделал. Последнее время жизнь казалась такой пресной и безрадостной. Даже на вечеринках, когда все смеются и веселятся, одолевает такая тоска, что выть хочется. А я сижу, как дура, улыбаюсь всем, и делаю вид, что мне весело и хорошо. Теперь я знаю, что такое жизнь и что такое жить. Теперь я понимаю, почему некоторые бросают всё и уходят в монастырь. Раньше я считала их чёкнутыми, ненормальными. Теперь я понимаю, что они увидели что-то, после чего не смогли жить по-прежнему. Сейчас я чувствую такую лёгкость, как будто моё тело как пушинка, оттолкнусь легонько от пола, и полечу.

– Мне не хочется разочаровывать тебя, но ничего не бывает постоянным, и за всё надо платить.

Её глаза заметно округлились.

– Я имею в виду, платить не мне, а вообще. Постараюсь объяснить.

– Будь так любезен.

– Когда человек подвергается воздействию таких сильных и чистых энергий, физическое тело очищается до прозрачности. Человек становится очень чувствительным. И при любом контакте с другими людьми, их грязь автоматически атакует его. Вот почему люди уходят в монастыри. Они там находятся среди таких же чистых и одухотворённых людей и им там комфортно. Тот духовный путь на много проще. А быть монахом в миру очень тяжело. Должна быть сильная защита, которая нарабатывается годами. Ты сейчас практически беззащитна. Механизм этих атак очень прост: подобное идёт к подобному – это незыблемый закон космоса. Стоит тебе на работе на кого-нибудь разозлиться, даже рассердиться, и автоматически его грязь попадает в тебя. Поэтому, что бы ни чего человека не касалось, в первую очередь надо уничтожить в себе злость и привычку ответной реакции. Второе: зависть, ревность и гордыню. Если у тебя внутри этого не будет, то и атак не будет. Подобное идёт только к подобному. Я сам в полном объёме это всё в себе не уничтожил, поэтому не могу находиться в людных местах. Не могу стоять в очередях. Вот и получается, что за удовольствие надо платить. Ты сейчас чиста и открыта всем ветрам. Пока ты со мной наедине, тебе хорошо, но, ещё надо будет ходить на работу, общаться с большим количеством людей, жить в этом грешном мире. Ты готова к этому?

– Пока я ещё об этом не думала, и до конца всего этого не понимаю. Главное: мне сейчас хорошо, а потом посмотрим. Мне кажется, что сейчас даже секс был бы излишним. Я не хочу портить высшее наслаждение. Это, наверное, как смотреть чёрно-белое, немое кино по маленькому телевизору после современного кинотеатра.

– Я с этим полностью согласен. Но это ещё не всё, программа на сегодняшний день ещё не исчерпана.

– А что-то будет ещё? Ты меня уже пугаешь. Неужели есть что-то, более прекрасное?

– Нет, более прекрасного, я думаю, просто не существует. Я сам впервые был в кольце силы. Но, тем не менее, есть ещё очень приятные вещи. Я думаю, нет, я уверен, у нас с тобой это получится.

– Нам надо отдохнуть – решительно сказал я.

–С удовольствием: сказала она, и, взяв меня за перебинтованную кисть, повела за собой.

Мы поднялись на второй уровень, где был её кабинет, гардеробные комнаты и спальня. Кровать–шатёр поражала своими размерами. С ловким движением руки, покрывало спланировало в угол, одеяло откинулось, и мы завалились на кровать.

– Вот теперь я тебя и обниму, а то как-то всё некогда было: сказала она.

– Этого у меня в сценарии нет. Лучше отвернись, а я обниму тебя. Помедлив немного, она перевернулась на другой бок. Я обнял её и закрыл глаза. Всё было голубое, только кое-где появлялись и гасли фиолетовые точки. Погода была лётной. Несколько медленных глубоких вздоха, и я наполнился энергией и звенящей тишиной. Попытался подняться вместе с ней, но не тут-то было. Людмила лежала, как чугунная плита. Она была не готова летать. Надо было раскачать её тонкое тело.

– Расслабься и освободи голову от мыслей. Ничего не бойся.

Она улеглась удобнее. Я начал своим дыханием потихоньку накачивать её праной. Когда почувствовал, что она раздулась как шарик, начал глазами раскачивать наши тонкие тела. Амплитуда становилась всё больше и больше, и наконец, мы полетели. Сразу выпорхнули в окно, полетели вдоль улицы. А потом, нас подхватил какой-то вихрь, шум в ушах. И тишина: мы плыли в космосе, и как с орбитальной станции смотрели вниз, на нашу Землю. Далеко под нами бушевала гроза, и вспышки молний непрерывно проблескивали сквозь тучи. Нам не надо было скафандров, и вакуум не мешал нам спокойно дышать. Так мы плыли не долго. Опять шум в ушах, и мы уже летим над коралловыми островами. Белые, как птицы, яхты, разрезали волны. Мы наслаждались свободным полетом. Вдруг я почувствовал, что Людмиле стало тяжело, и сразу дал команду – назад. Шум, и мы уже прилетели домой. Я понял, что у неё ещё нет достаточной подготовки, и надолго, ей нельзя покидать тело. Я, уже тогда мог летать по сорок минут, если считать по земному времени (В тонком мире время течёт по-разному).

  Она повернулась лицом вверх, я тоже повернулся. И так мы лежали молча. Потом я услышал равномерное посапывание. Зафиксировав этот факт, я тоже провалился в сон.

  Проспали мы часа два. Я открыл глаза, и первое, что вспомнилось – это жар-птица. Теперь она всю жизнь будет стоять у меня перед глазами, и всё время будет манить своим огненным крылом.

Первой заговорила Людмила:

– Как тебе спалось?

– Чудесно, даже ни каких снов не видел.

– Аналогично. Вот так жила, жила, и ни чего этого не знала. Мысли всякие в голову лезли: зачем живу? Детей нет. Живу по инерции. А тут сразу такое: на жар-птице прокатилась, в космос слетала. Как теперь жить буду, если у меня это всё отобрать?

– Это уже никто не в силах отобрать, это останется с тобой на всю оставшуюся жизнь. У меня тоже, ни кола, ни двора, от жены ушёл. Я только этим и живу, и в этом только вижу смысл существования. Познать всё невозможно, но что в моих силах… Может, когда-нибудь опишу всё это. Пусть люди узнают.

– Всё-таки я тебя обниму, и она обвила меня своими руками.

Через десять минут мы уже пили кофе на кухне и делились своими ощущениями.

– Я думаю, что Бог нас свёл, что бы я приоткрыл запретную дверь, и показал тебе мир там за дверью. Если хватит у тебя решимости войти туда, то надо снять не только тапочки, а раздеться полностью. Иначе туда не пустят.

Счастье никогда не бывает долгим. Это как та жар-птица: прилетит, махнёт возле лица своим крылом, и не успеешь её ухватить покрепче, улетит, оставив в твоей душе не заживающую рану. Всю жизнь будешь чувствовать эту рану, надеясь на то, что когда-нибудь получишь ещё одну, ещё глубже первой.

Расставались мы не долго: обнялись, поблагодарили друг друга за незабываемый день.

– Мой дом для тебя всегда открыт, помни об этом. Сейчас подъедет Толик и отвезёт тебя. Мой телефон у тебя в кармане, звони. 

 Тогда я ещё не знал, что мы с ней больше не встретимся.

Категория: Моя книга | Добавил: Рендер (27.04.2018)
Просмотров: 104 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0